<< Предыдушая Следующая >>

Биография Андрея Везалия: юность, обучение в университете

В ночь под новый 1515 год?31 декабря 1514 г. в Брюсселе в семье Андриеса Везалия и его жены Элизабетты (урожденной Краббе) родился сын, которого назвали Андреас (руссифицированное Андрей). Этому ребенку суждено было прославить фамилию Везалиев гораздо больше, чем отцу ? аптекарю испанского короля Карла V, чем деду Эверанду Везалию, профессору математики и лечащему врачу, чем прадеду Кану Везалию врачу и профессору медицины в Лувене, чем даже прапрадеду Пьеру Везалию, крупному врачу и знаменитому в то время знатоку арабских рукописей.

Родителям Андрея Везалия казалось, что их сын будет представлять пятое поколение врачебной династии Везалиев. В доме родителей на одной из окраинных улиц Брюсселя, где прошло детство Андрея, все напоминало о жизни достославных предков. В библиотеке хранились толстые рукописи, оставшиеся еще от прапрадеда. Постоянной темой разговоров были события из медицинской жизни. Отец часто выезжал по делам и по возвращении рассказывал о своих встречах с высокопоставленными клиентами. Мать, окружавшая Андрея заботой и лаской, рано начала читать сыну медицинские трактаты. Будучи культурной женщиной, она всегда старалась уважать медицинские традиции дома. Очень рано Андрей проникся уважением к семейным реликвиям и любовью к медицинской профессии. Детские годы во многом предопределили направление мысли Андрея Везалия. Впечатления, почерпнутые из книг, влекли мальчика на путь самостоятельного изучения природы. Интерес к исследованию строения тела домашних животных натолкнул его на решение заниматься рассечением трупов мышей, птиц, собак.

Элементарное домашнее обучение не могло быть основательным. В 1528 г. Везалия устраивают учиться в коллегиум в Лувене. Там он прошел курс натуральной философии. Затем он переключился на изучение греческого, арабского и еврейского языков в специальном коллегиуме. Но лишь греческий и латинский языки по-настоящему увлекают его. Здесь он добивается крупных успехов.[1]

Не подлежит сомнению, что на Везалия в этот период оказал влияние его учитель Гунтер из Андернаха (он же Гонтье по французским источникам) - большой знаток латинского и греческого языков. Этот ученый медик и филолог вскоре покинул Лувен и переехал в Париж, заняв должность профессора медицины в университете. Может быть, это обстоятельство и сыграло свою роль в решении Везалия направиться для продолжения образования в Париж.

С 1533 по 1536 г. Везалий проходит курс обучения в медицинском факультете Парижского университета, репутацию которого утверждали такие профессора, как Сильвий (Жак Дюбуа, 1478—1555), , как профессор медицины Фериель (1447—1555), занимавшийся до этого математикой и астрономией. Гунтер из Андернаха (1487—1574) не уронил престижа Парижского университета и вскоре издал перевод книги Галена по анатомии. Именно ему мы обязаны введением терминов «физиология» и «патология».

Поставив своей целью основательное изучение анатомии человека, Везалий между тем испытывал горечь разочарования от того, что занятия на трупе были поставлены очень плохо. Курс анатомии вел Сильвий, считавшийся выдающимся знатоком этого предмета. Убежденный поклонник Галена Сильвий хорошо знал анатомию мозга, разработал наливать кровеносные сосуды и самостоятельно изучал кости скелета. Лекции Сильвия привлекали широкую аудиторию. Он вносил порядок в анатомическую терминологию и приучал студентов к строгой систематике. Везалий из лекций Сильвия вынес очень много полезного и всегда высоко ценил его как ученого.[5]

Биография Сильвия весьма поучительна. Он вырос, в окрестностях Амьена (Франция) в бедной семье, насчитывавшей 15 детей. Брат помог ему в изучении латинского, греческого и арабского языков. На медицинском факультете Парижского университета он рано обнаружил склонность к анатомии, но степень доктора он поручил лишь в 1531 г., 53 лет от роду.
Как преподаватель Сильвий стяжал себе славу у студентов. Но литературные труды его остались незаметными. Его имя стало известным благодаря - Франсуа де Бое, работавшего в XVII веке в Голландии и описавшего подробно водопровод мозга, латеральную борозду и ямку на поверхности полушарий большого мозга, которым присвоено название сильвиевых.[3]

Курс практических занятий по анатомии был передан демонстраторам, которые вербовались из цирюльников. Впоследствии Везалий жестоко издевался над процедурой вскрытия трупа в Парижском университете. Его учитель Гунтер не принимал участия в этих занятиях. Везалий писал потом в порядке дружеской шутки, что он видел нож в руках своего учителя только во время еды.

Везалий вспоминал, что на занятиях по анатомии не было показано ни одной кости. Демонстрация мышц исчерпывалась показом нескольких мышц живота, бессистемно и небрежно отпрепарированных.

По-видимому, Везалий еще в Лувене упражнялся в расчленении трупов животных и наблюдал секцию человеческих трупов. Когда ему пришлось ассистировать на занятиях в Париже, Сильвий увидел, что Везалий лучше демонстратора справляется со своей задачей. Доверие, оказанное способному студенту, помогло усовершенствовать его искусство препарирования. Как указывают биографы, в 20 лет Везалий сделал свое первое открытие, доказав, что у человека нижняя челюсть, вопреки данным Галена, представляет непарную кость.

Если Сильвий и Гунтер постоянно встречались с Везалием на занятиях по анатомии, то Видео Видий обучал его хирургии и имел значительное влияние на него как представитель гуманизма. Уроженец Италии Видий в 1549 г. вернулся в Пизу, где и провел последние 20 лет своей жизни. Он был одним из тех, кто решительно и навсегда воспринял идеи Везалия.

Очень мало известно о встречах Везалия с крупным парижским анатомом того времени Шарлем Эстьеном (1504—1564), который прекрасно знал анатомию человека, впервые исследовал семенные пузырьки, открыл подпаутинное пространство и изучал симпатический ствол, доказывая его независимость от блуждающего нерва. Его книга «Рассечение частей тела человека» (1545) не без успеха конкурировала с трактатом Везалия, хотя и уступала ему по всем статьям. Кордье (1955) считает, что Эстьен вместе с Сильвием много внимания уделили клапанам вен и некоторые из них описали впервые.

Судьба Эстьена была трагической. Как протестант он подвергся репрессиям и с 1564 г. остаток жизни провел в тюрьме.

Среди других учеников Гунтера Везалий встретил Мигеля Сервета, с которым они вместе изучали анатомию и помогали Гунтеру.[5]

Из Парижского университета Везалий вышел с хорошим багажом знаний. Он искусно владел анатомической техникой и основательно знал анатомию Галена, кроме которой, как учили его Гунтер и Сильвий, нет никакой другой анатомии. Об уровне знаний и опытности Везалия как прозектора можно судить по реплике Гунтера, который в Базельском издании «Анатомических упражнений» Галена (1536), оценивая участие Везалия в подготовке книги, писал о нем как о «молодом, многообещающем человеке. Геркулесе с большими надеждами, обладающим экстраординарными знаниями медицины, обученным обеим языкам, очень искусном в анатомировании трупа». В 1535—1536 гг. Везалий участвует во франко-германской войне и по окончании ее возвращается в Лувен, где производит секции трупа и занимается приготовлением скелетов. В феврале 1337 г. в Лувене выходят отдельной брошюрой его комментарии к 9-й книге «Алмансор» Разеса. Книга называлась «О лечении болезней от головы до стоп». В этом же году Везалий переезжает в Италию. Несколько месяцев он проходит практику по медицине и анатомии в Венеции и 5 декабря 1537 г. в городе Падуе получает степень доктора медицины. Начинается самый плодотворный падуанский период его деятельности (1538—1543).
<< Предыдушая Следующая >>
= Перейти к содержанию учебника =

Биография Андрея Везалия: юность, обучение в университете

  1. Деятельность Андрея Везалия в университете
    Занимая должность профессора анатомии и хирургии университета в Падуе, Везалий имел возможность реализовать свои педагогические идеи и широко развернуть научные исследования в анатомии. Без промедлений он начал ломать сложившийся до него метод преподавания анатомии. Первая задача—получить разрешение производить вскрытия трупов и добиться регулярного поступления трупов казненных преступников.
  2. Содержание и специфика профессионального обучения психологов в Военном университете
    Период освоения профессии психолога в Военном университете - это важный этап общего процесса профессионализации личности молодого человека. Именно в ходе обучения в ввузе у будущего специалиста формируются основные представления о содержании и особенностях избранной профессии, происходит становление первичных профессиональных навыков и умений, развитие профессиональной направленности личности.
  3. Курсовая работа. Андрей Везалий в истории анатомии и медицины, 2010
    Введение Биография Андрея Везалия: юность, обучение в университете. Деятельность Андрея Везалия в университете. Отход от науки. Критический анализ книг Везалия. Заключение Список литературы
  4. Критический анализ книг Везалия
    Первая опубликованная Везалием работа «Paraphrasis in nonum librem» (Лувен, 1537, 2-е изд. Базель, 1537; есть еще издания 1554, 1555, 1586, 1592 гг.) представляет собой комментарии к 9-й книге «Альмансор» Разеса, крупнейшего арабского врача IX века. Это диссертация Везалия на латинском языке. Ее перевода на современные языки не существует, что служит доказательством невысокого научного значения
  5. Новая биография
    Так что же мы сделали, отвязав хвост? Мы расчистили площадку для Игр — именно этой цели мы и добивались. А теперь поиграем! У нас освободилось много места в прошлом и в будущем. И времени, и пространства, и событий. Ведь если мы какие-то события убрали, значит, там, в прошлом давнем или вчерашнем, осталось пустое место. Обязательно нужно вставить туда новое событие, новый фрагмент жизни, иначе
  6. Больницы и университеты
    Становление и развитие хирургии в странах Европы в эпоху раннего Средневековья связано с появлением больниц (госпиталей) и врачебных школ (позднее - университетов). Считается, что западноевропейские больницы ведут свою историю от римских валетудинариев (I в. до н.э.), созданных для лечения больных и раненых воинов из римских легионов и византийских ксенодохий. В дальнейшем, с распространением
  7. Целитель Щадилов. Заметки к биографии
    Вроде бы понятно, для чего издательства публикуют биографии популярных авторов. Читатель хочет представлять себе собеседника, советчика, друга, если хотите. Читателю хочется видеть за полюбившимися страницами судьбу, опыт, человеческие привязанности, слабости… Наконец, биография популярного автора – это "приманка" для читателя. Почему же тогда мы медлили с обнародованием биографии
  8. Рубинштейновские традиции психологического образования в Московском университете
    Среди выдающихся представителей психологической науки в Московском университете особая роль принадлежит Сергею Леонидовичу Рубинштейну. Около 16 лет его творческой деятельности (с 1 октября 1942 по 6 марта 1958) неразрывно связано с Московским университетом. Здесь он явился организатором и руководителем первой в истории университета кафедры психологии, системы учебной работы по подготовке
  9. Биография исследований
    «Понятие об "игре" вообще имеет некоторую разницу у разных народов. Так, у древних греков слово "игра" означало собою действия, свойственные детям, выражая главным образом то, что у нас теперь называется "предаваться ребячеству". У евреев слову "игра" соответствовало понятие о шутке и смехе. У римлян "ludo" означало радость, веселье. По санскритски «кляда» означало игру, радость. У немцев
  10. О РОЛИ БИОГРАФИИ В ИЗУЧЕНИИ ЛИЧНОСТИ
    Наиболее типичным примером систем, "сжимающих" информацию о личности, являются акмеологические системы профессионального психологического отбора. В этих системах все более весомое место занимают биографические данные, биографический метод. Это объясняется рядом причин. Во-первых, ситуация сложившаяся в области профессионального психологического отбора такова, что в большинстве
  11. Андреев О.А., Хромов Л.Н.. Учись быть внимательным, 1991

  12. Андреев О.А. Хромов Л.Н.. Учитесь быстро читать, 1991

Медицинский портал "MedguideBook" © 2014-2019
info@medicine-guidebook.com